Jdi na obsah Jdi na menu
Reklama
Založte webové stránky zdarma - eStránky.cz
 


35. Краткий исторический очерк московской общины

С присоединением Крыма к России исстрадавшиеся под татарским игом караимы постепенно стали покидать пределы своих насиженных исторических мест (Чуфут Кале и др.) и селиться в крупнейших городах Крымского побережья.

Как только где-нибудь собиралось хотя бы небольшое караимское общество, первой задачей его было создание религиозного центра в виде молитвенного дома, приглашения газзана и т.д.

Обращалось также внимание при организации новых общин на взаимопомощь путем устройства общественных касс для бедных.

Расселение караимов из Крыма во внутренние губернии России продолжалось безостановочно и в 1854-55 году мы уже видим зачатки общины в Харькове.
В конце 1850-х годов в Москву прибыли Абрам Зурна, Самуил Йосифович Габай и известный харьковский капиталист Абрам Капон.
Эти лица имели уже в Харькове табачную фабрику и решили совместно открыть таковую же в Москве.

Компаньонство этих лиц продолжалось недолго.

Покойный А. Капон вскоре отделился от дела и возвратился обратно в Харьков.

Во главе табачной фабрики остался один С. Габай.

Последний стал привлекать в Москву из крымских городов караимскую молодежь на службу в свое предприятие.

Не мало народу перебывало здесь.
Многие остались в Москве навсегда, а иные покидали Москву: кто из-за климата, а кто, между прочим, из за религиозныхсоображений, так как находили, что жизнь в Москве недостаточно соответствует ритуальным требованиям.
В 1863 году на фабрику С. И. Габая поступили покойный Самуил Ильич Чадуков, брат его М. И. Чадуков, в 1867 г. Илья Давидович Пигит и его покойный брат Савелий Давидович Пигит, в 1869 году Исаак Вениаминович Танагоз, в 1877 г. Абрам Ильич Катык, далее А. И. Джигит, И. С. Сакисчи, И. И. Катык и целый ряд других лиц.

В конце 60-х гг. в Москве открылась еще одна караимская табачная фабрика неким г. Болеком, у которого доверенным был И. М. Кокизов.

К последнему после смерти г. Болека перешла фабрика, существовавшая до смерти (в 1878 г.) самого Кокизова.
Покойный Кокизов, будучи человеком весьма ученым, живо интересовался делами своей маленькой народности и в частности той горсточки, которая поселилась в Москве.

Он устраивал у себя в годовые праздники молитвенные собрания, на которые собиралось 15-20 человек живших в Москве караимов.
Первые молитвы в Москве совершал Авраам ака Зурна.
В заслугу Кокизову, который был габаем после С. Д. Пигита, несшего эту обязанность 8 лет, следует поставить также хлопоты по устройству в Москве караимского кладбища, для которого приобретен был за Дорогомиловской заставой участок земли.

Первым на этом кладбище был погребен Бераха Бота (Аламбий).
В настоящее время на кладбище до 20 могил.
После Кокизова габайство перешло к переселившемуся в Москву в начале 70-х годов недавно скончавшемуся С. Ю. Бобовичу.

Последний заботился о поддержании кенаса, но у него возникли конфликты с некоторыми членами общества, которое к этому времени было уже численностью до 30 человек, на почве желания каждого устраивать кенаса в своем доме.

Дело дошло даже до расколов.
Так И. И. Ферик, собрав своих близких, молился в своем доме, а Бобович, как габай, вместе с остальными членами общества в другом месте.
Весь этот разлад заставлял особенно страдать покойного Самуила И. Чадукова, который еще в начале 80-х годов, чтобы объединить общество, заявил, что он согласен безвозмездно нести обязанности духовника.
Чадуковым вместе с Бобовичем было найдено специальное помещение, где ежесубботно совершались молитвы.
С. Ю. Бобович прослужил габаем около 15 лет.
В 1893 году габаем был избран Самуил Ильич Чадуков, который на этом посту заслужил общую любовь и признательность, как добросовестный общественный работник.
В это время выяснилась необходимость приобрести новый кусок земли под кладбище.
Был куплен участок, на котором находится нынешнее караимское кладбище, а для сбора необходимых средств был установлен так называемый кружечный сбор.
Жил тогда в Москве, еще до получения своего огромного наследства, ныне покойный, севастопольский богач С. Ага, который ежемесячно собирал в кружку, помимо ареха, доброхотные даяния московских караимов, и эти деньги шли на покрытие стоимости земли.
Покойный С.И. и его брат М.И. Чадуков, открыли в 1875 г. свою глиьзовую фабрику, которая быстро разрослась в большое дело, но по некоторым причинам затормозилась в своем развитии.
Отражалось на деятельности фабрики и то, что С.И. Чадуков много времени, нужного для дела, отдавал общественным обязанностям и габайству.
У него останавливались все приезжавшие из Крыма в Москву караимы за помощью.
Все они встречали гостеприимство, приют и помощь у покойного С.И. Чадукова.
Прослуживши безвозмездно обществу 20 лет в качестве духовника и 10 лет габаем, С.И. был награжден большой серебряной медалью.
После 25 лет своего служения обществу, С.И., видя, что материальные средства общества возросли и будучи преклонных лет (60), обратился к общине с просьбой освободить его от обязанностей и пригласить постоянного газзана на жалованье, как это подобает достоинству богатого общества.
С.И. Чадукова все горячо благодарили за понесенные труды.
Затем в 1903 году на должность газзана был приглашен и ныне здравствующий М.С. Бейм, сын известного караимского ученого Соломона Бейма.
Габаем избран был Я.И. Микей.
С.И. Чадуков в это время стал переживать тяжелый кризис в своих делах.
Это на него сильно повлияло и ускорило его смерть, которая последовала 2 марта 1906 года.
После него осталась большая семья без всяких средств.
Общество, желая достойным образом отметит память покойного, постановило собрать капитал на постановку памятника над его могилой.
Но и до сих пор этот памятник еще не украшает могилы честного общественного работника. Рядом с этим необходимо отметить и труды, понесенные С.И. Культе, который в течение долгих лет безвозмездно исполнял обязанности шамаша, а временами даже газзана.
Недавно С.И. Культе заболел и на общественный счет отправлен для лечения на Кавказ.