Jdi na obsah Jdi na menu
Reklama
Založte webové stránky zdarma - eStránky.cz
 


49. События случавшиеся в Крыму II

Для этого собрал всех старших и судей из каждого города в Катырша-Сарай и в Карасу-Базар и нарядил следствие для обнаружения: кто именно принадлежал этому мятежу, по чьему приказанию взялись за оружие, и кто дал столь противузаконный совет послать в Константинополь письма исполненные клеветы и обвиняющие его пред Султаном. Число собравшихся Татарских старшин было очень велико, их вывели в поле в Карасу-Базаре, где Шагин-Гирей-Хан лично спросил их: что я вам сделал худого, чем я вас обидел, что вы три раза сряду изменили мне? укажите мне виновников этих возмущений и сами определите наказание. Тогда простой народ отвечал: мы непричастны в этом преступлении и не виноваты в этих смятениях, как прежде так и теперь, старшины были всегда зачинщиками в этом преступлении, а мы не в состоянии делать тебе зло; вот такой-то начальник, такой-то паша сделали заговор и бунт, а потом прислали к нам приказание присоединиться к ним, если же не восстанем, то грозили грабежем и убийствами, мы принуждены были идти, но главными зачинщиками были наши старшины, и здесь поименовали их всех. Тогда спросил Хан у Муфти Эфенди и Казаскер-Эфенди, как судить этих изменников и каким родом смерти казнить их по обычаям и законам Татарским. Сии последние решили, что сам народ, которого они совратили с истинного пути и принудили восстать против Государя, должен казнить их, забросав камнями. Тут же схватили обвиненных и весь народ, бросившись на них, избил до смерти десять человек из самих важных сановников и несколько человек судей, тела их разбросанные оставались на поле 3 дня. После вывели Халим Гирей-Султана, начальника бунта, и предав суду, казнили такою же постыдною смертию, а тело его погребли в Карасу-базаре.
 
Селим-Шах Мурза вместе с братом и двумя сановниками были закованы в цепи и отправлены в заточение в Чуфут-Кале; но на пути близ города Шейт Шах-Мурза скончался скоропостижно, тело его погребли под горой, трех остальных заключили в тюрму в доме Аарона-Кочеша-Бальбуша, где они оставались 3 месяца. Никто незнал причины этого особенного против них гнева; но впоследствии оказалось, что эти сановники заключили тайный договор с Русскими передать Крым в их подданство с тем условием, чтобы сии последние не содействовали воцарению у них Чингисовой Фамилии. - Русский Князь (Потемкин) просил Шагин-Гирей-хана освободить их. Тогда повезли их в цепях в Карасу Базар, за что генерал рассердился на провожавших их и тотчас приказал освободить, обрить бороды, переменить платья и назначить для них ежедневное содержание.
 
Равным образом были уволены старый Багдыр-Гирей-Султан и сын его Ак-Киоз-Арслан Султан вместе с их слугами, всем им было назначено тоже содержание на 43 дня. По истечении этих дней посадили их на Русские судна с целью отправить в Абхазию на Кавказ, чем они были очень довольны, Татары же полагали, что выслали их на родину, будто опасаясь их пребывания в Крыму, они не знали, что их повезли в Россию в плен.
 
После окончания этого бунта, Греки и Армяне, называемые Рая и платящие дань Хану послали прошение Императрице Екатерине II и к ее министрам, умоляя освободить их из под власти Татар, которые притесняют их всякий день и готовы погубить их, опасаясь сего просили позволения у Руского правительства переселиться в Россию единоверную с ними. Они решились на этот поступок по двум причинам: 1) что их епископ, называеиый Арбем уговорил их оставить Крым и взялся переселить их в Россию, потому что прежние Ханы насильно взяли с него 3000 червонцев. 2) что Греки и Армяне соединившись с Русским войском, грабили и убивали Мусулман и издевались над их религиею, и по тому с восстановлением мира и порядка они боялись, чтобы Татары не отмстили им за претерпенные от них гонения во время войны. Крымские сановники не знали ничего об этом деле, пока не пришла бумага от Императрицы с согласием на их просьбу. Тогда собрались Татарские вельможи к Хану и стали представлять ему всю невыгоду от освобождения тех, которые от незапамятных времен были им подвластны, и что почти все они занимаются ремеслами, и за отпущением их страна совершенно лишится ремесленников.
 
Хан обещал им испросить согласия Императрицы оставить Греков и Армян на месте. И в самом деле был отправлен посланник, потому что Хан не хотел, чтобы подозревали его соучастником дела; но никто не знает, какое поручение дано было этому посланнику. Между тем Греки и Армяне, живущие по деревням, бедные и занимающиеся ремеслом, не хотели переселяться в другую страну, потому что многие из них имели огороды, сады и поля, доставляющие им доходы; все они собрались к Хану и просили не отпускать их и говорили, что желают остаться его подданными. Хан не мог помочь им, потому что издан был уже указ Императрицы, который не может быть переменен. Князь Суворов призвал духовных и богатейших из Греков и Армян и укорял их за то, что писали к Царице, чтобы спасла их от Татар, а теперь не хотят оставить Крыма; Он уверял их, что самые худые последствия выйдут для них, если не переселятся из Крыма, потому что скоро прийдет Турецкое войско, которое истребит их, Русское войско не будет в то время защищать их. Избирайте теперь, говорил им, дорогу, которая вам нравится. Положение их было самое затруднительное, они просили у Князя, чтобы поселили их по крайней мере на хорошей земле и чтобы позволено им было носить там Крымское платье, на что Князь согласился, лишь бы выслать их из Крыма; кроме того выдано им было по одному рублю серебром на душу и подводы для их семейств.
 
Мы Караимы очень опасались, не зная, что может случится. Доброжелательные нам Греки и Армяне говорили, будто слышали, что коль скоро они выйдут из Крыма, то и мы будем изгнаны отсюда, и что предстоит великая война. Это известие причинило нам большой страх, мы молились Господу Богу, и он пощадил нас своим милосердием.
 
Князь Суворов посылал между тем Русское войско и подводы по городам и селам для поспешествования выезду переселенцев. Они распродали всю свою посуду, платье и хлеб за самую низкую цену, и начали выезжать; число обоего пола вообще доходило до 50,000 душ. Они отправлены были различными дорогами, чтобы не стесняли друг друга, потому что шли со своими стадами и всем имуществом. Проход их продолжался от Июня до Ноября месяца 1778 года. Кроме Караимов и Евреев, живущих в Карасу-Базаре, не осталось в целом Крыме Рая (то есть иностранца подданого Татар из Греков). Благословен Господь, что обратил на нас благосклонность Хана и его сановников, которые представили своему Государю, что прежние доносы против Караимов была чистая ложь и клевета, в чем убедившись, Хан сказал, что нет подданных вернейших, как Караимы.
 
Хан поручил чеканный монетный двор управлению Караимов и оказал нам большее доверие и благосклонное попечение. Вениамин-Ага, ханский сановник, пользовался самым почетным именем в целом Крыму.
 
Между тем настал в Крыму голод, - так что ока муки продовалось по 300 груш. В 12 день месяца Тевет, то есть Декабря, упал большой снег в целом полуострове и покрыл землю почти на аршин, а в лесных местах высота снега доходила даже до полутора аршина, все воды и пруды замерзли, мельницы остановились и оказался большой недостаток в муке. Россия снабдила Крым мукою. Общество наше оказало большое пособие своим бедным, терпевшим во время этого голода, снег в эту зиму продолжался около 76 дней.

В это время место пребывание Хана было в Кафе.
В шесть месяцев после переселения Греков из Крыма, пришло известие из России и Константинополя о заключении мира между Турциею и Россиею. Присланы были письма к Хану и к его сановникам с этим известием, а к генералу Суворову пришло приказание оставить Крым. Это известие о мире обрадавало всех, потому что скоро стали приходить в Крым карабли из Анатолии, из Румелии с хлебом, мукой и овощами, от чего понизилась цена на все предметы съестных припасов. Весной почти до Троицы не было дождя, от чего потерпели хлебные растения.

Получив письма о заключении мира между упомянутыми державами, Шагин-Гирей-Хан собрал всех, как светских, так и духовных сановников, и советовал им послать к Султану Хамид прошение об утверждении его (Шагин-Гирей-Хана) Крымским Ханом, представляя Султану что он лучший из целой ханской фамилии и оказал им большие милости, спас во время голода от смерти, а на войне от меча, и что он находится в дружеских отношениях с Русскою Императрицею. Сверх того, советовал послать письма в Петербург в таком же роде. Все его представления были приняты. (Здесь в рукописи оставлено порожнее поле около 20 строк, видно для того, чтобы показать следствие этого посольства).

В Июле отправился я в Русскую землю, где случилось мне видеть в самом плачевном состоянии Греков и Армян переселенных из Крыма. Они стали биваком на поле , без крова и пристанища, потому что генерал Суворов не дал им той земли, которую они просили, за что хотели они возвратиться в Крым. Между тем от непогод, перемены климата и нездоровой воды появилась между ними смертность, которая истребила 12,000 душ. Тогда послали они послов к Императрице с прошением, чтобы позволила им возвратиться в Крым или переселила их в Ростов близ Азовского моря. До возвращения их послов генерал основал для них город (Мариуполь:) и принудил их поселиться там, те, которые не хотели поселиться здесь и не строили домов, жили на поле в телегах. Греки послали послов просить переселить их в Самарскую губернию, славящуюся лесами и хорошими пастбищами.

(Здесь опять оставлено у повествователя порожнее место).
После этих событий Шагин-Гирей-Хан собрал всех своих сановников и объявил им, что он отрекается от Ханского престола. Идите говорил им, избирайте себе в Ханы кого вам угодно, потому что я не хочу управлять вами, вы столько раз заплатили мне за добро злом, да рассудит Бог между нами! - смотрите только не делать зла тем, которые были моими верными слугами. Он разослал письма по всем городам, объявляя о своем отречении. Одно только просил у своих подданных, чтобы дали ему кусок земли в собственность, где бы он мог поселиться и жить между ними частным гражданином; - в случае же если бы не хотели, чтобы он жил между ними, то пусть дадут позволение идти свободно куда ему заблагорасудится. Когда это известие разошлось по всем деревням, весь народ собрался к Хану и стал просить и умолять его, чтобы не оставлял их; но он упорно стоял при своем намерении.
 
Сановники между тем, стояли пред Князем, и говорили тайно своим друзьям, что мы не имеем уже Хана, и что переданы в [130] подданство России; но не открыли им истинного положения дела, состоящего в том что начальники Татарские, будучи в заключении, по приказанию Хана заключили тайный договор с русским правительством, войти в поданство России и присоединить к ней Крым с тем условием, чтобы Россия не допускала к престолу не только Шагин-Гирей-Хана, но никого из рода Чингис-Хана.

В следствие этого договора сановники сии были освобождены Князем из тюрьмы, как мы выше упомянули. После чего Князь собрал по два почетнейших человека из всякой деревни, чтобы посоветоваться с ними и объявить им их будущую судьбу. Он